Пять элементов лесопромышленного комплекса. Новые проекты АО «Краслесинвест»

Пять элементов лесопромышленного комплекса. Новые проекты АО «Краслесинвест»

Прошел год с момента запуска в эксплуатацию оборудования лесопильного производства Акционерного общества «Краслесинвест». Как развивается приоритетный инвестиционный лесопромышленный проект в Богучанском районе? Что съедает добавленную стоимость лесопереработки и что с этим делать? Как логистику доставки по железной дороге сделать более доступной? Как запустить проекты блокчейн в лесной отрасли? Эти и многие другие вопросы мы задали генеральному директору АО «Краслесинвест» Андрею Черкашину.

Андрей Владимирович, как Вы нашли себя именно в лесной отрасли? Я заметил, что людям, которые занимаются лесом им нравится эта тема, они болеют этой темой, интересно, как Вы к этому пришли?

Почему лес? Лесная отрасль? Увлек процесс решения сложных задач. Лесное хозяйство, лесопереработка – это не простое дело. Во-первых, леса рядом «за забором» уже нет. Расстояние вывозки с лесосек огромное. Плюс сегодня мы стараемся быть правильными лесопользователями. Это значит, что достаточная часть средств уходит на восстановление, защиту и охрану лесов. Чтобы оставаться на рынке, а мы являемся экспортноориентированным предприятием, необходимо покупать современное оборудование и его содержать. У нас в России нет машиностроения по лесозаготовке и лесопилению, и нам приходится покупать все импортное. Да, это техника производительная, но очень дорогая. Один заготовительный комплекс стоит 100 миллионов рублей и больше. Попробуйте его за три сезона отбить. Но плюсы перевешивают сложности. Результат стоит трудов. Предприятие работает, стабильно растет объем производства, вовремя выплачивается зарплата. А еще мне нравится наше лесное сообщество, как мы между собой называем его – «лесная братва». Это мои коллеги лесопромышленники, специалисты по проектированию, сотрудники министерства лесного хозяйства, а также лесничие. Мы общаемся между собой, дружим. Нас объединяет лес, и работа в нем стала стилем жизни.

С чего начинается эффективная работа лесопромышленного комплекса?

Заготовка леса – это первая ступень производства. А для организации заготовки нужны лесные дороги. Я в лесной отрасли с 2003 года и могу сказать, что кроме крупных лесопользователей дорогами в крае никто не занимается. Ни круглогодичными магистральными, ни зимниками. Это очень большие расходы. Если раньше на строительство и содержание дорог они составляли от 75 до 150 рублей на кубометр заготовленной древесины, сейчас затраты – свыше 400 рублей, потому что мы уходим все дальше и дальше. Темнохвойные леса предполагают наличие болота. Тайга съедает дороги и их нужно постоянно ремонтировать. В АО «Краслесинвест» работает свой дорожно-строительный отряд. Это более 100 человек. Вся тяжелая дорожная техника у нас есть. Мы за своими дорогами смотрим на ежедневной, ежечасной основе. И по нашей дороге едут все.

В общем мы обслуживаем на сегодняшний день 300 километров дорог. В этом году за сезон проложили еще 40.

Государство понимает эту проблему. И частично решает ее через инвестпроекты. В проекте прописано строительство лесной инфраструктуры. Под реализацию проекта дается 0,5 ставки аренды и лесосечный фонд без аукциона. Это очень хорошая преференция, которую государство сделало обдуманно и обоснованно. Именно для интенсивного развития лесной отрасли. Но этого недостаточно. Международный опыт таков, что, государства лесных стран полностью решают задачу по развитию инфраструктуры, чтобы поддержать конкурентоспособность предприятий.

Тема лесопользования, борьбы с незаконными вырубками постоянно обсуждается. Как вы наводите порядок на ваших участках?

– Качество заготовки в лесу очень выросло. Варварской заготовки на наших участках сейчас нет – и, если кто-то это утверждает – это спекуляция. Каждая лесосека принимается лесничеством, и она принимается с открытыми глазами. На наших делянах порядок и мы отслеживаем процессы в круглосуточном режиме. Заготовка АО «Краслесинвест» идет не только на высоком техническом уровне, но и отлажена организационно. На всех дорогах выставлены круглосуточные посты. Без документов не двинется ни одна машина. Проводятся совместные рейды с МВД по Красноярскому краю.

Если говорить о дорогах с другой стороны производства – о логистике доставки готовой продукции.

Логистика составляет 40–45% наших расходов. Доставка просто убивает всю добавленную стоимость. Когда грузы проходят через Калининград, например, – там действует ставка 0,5%. Мы находимся в центре России, если хотим что-то получить от лесной отрасли – важно уменьшить ставку и у нас. Тогда, конечно, лесная отрасль будет более рентабельна. Это отразиться на ВВП. Люди будут заинтересованы, чтобы вкладываться в глубокую переработку. Мы созданы для этой ставки – мы в центре России. Все порты и границы находятся на одинаковом расстоянии. Или может быть открывать северные пути? Это затратный момент в плане организации. Но в плане его использования – для страны это была бы золотая жила.

Прошел ровно год с полного запуска всех элементов лесопильного комплекса. В ноябре 2016 заработал сушильно-сортировочный цех и АО «Краслесинвест» начал выпуск сухого пиломатериала. На каком этапе развития сейчас находится предприятие? Какие испытываете чувства, что все получилось, завод работает?

Вы знаете, у меня такое чувство, что с прошлого ноября прошла целая эпоха. Мы работали в опытной эксплуатации. Оборудование на заводе установлено самого высокого класса, но в тестовом режиме случалось много поломок и неожиданностей.

Надо было отладить сложнейшее программное обеспечение. Мы заменили некоторые основные узлы. А это очень большие затраты. В августе 2017 смогли перейти в промышленную эксплуатацию, достигнув уровня более 70% освоения мощностей по лесопилению. Это позволяет расширять рынки сбыта. На сегодня пиломатериал экспортируем в Китай, Бельгию, Италию, Великобританию, Турцию, Ливан. Одним из новых направлений экспорта компании «Краслесинвест» стала Германия, также идут переговоры о поставке доски из сосны в Японию.

Наш коллектив вырос почти в три раза. В ноябре 2016 на производстве работало 350 человек. За год мы приняли еще более 500 работников. Это местное население – из Ярков, Ангарского, Таежного, Богучан, Манзи. С каждым работником увеличивается и социальная ответственность предприятия.

Мы создали целую систему обучения без отрыва от производства. Только за последний год 65 человек прошли курсы Приангарского политехнического техникума на операторов 4 разряда и получили документы государственного образца.

Конечно, хотелось бы делать еще более глобальные шаги – оплачивать путевки и дорогу в отпуск, строить жилье. Это все в перспективе. А на сегодня мы делаем максимально, что можем. Предоставляем трехразовое горячее питание работникам бесплатно. Это больше 6 000 рублей на человека в месяц. А если вы поедете на лесосеки и пообедаете там – вы захотите остаться (смеется) – так вкусно там кормят.

Мы участвуем во всех мероприятиях Богучанского района, в том числе финансово, построили современную хоккейную площадку, на территории завода строим спортивный зал для игровых видов спорта.

Что дальше? Теперь, нарастив мышцы, вы можете ставить следующие задачи. Какие направления и проекты глубокой переработки древесины, на Ваш взгляд, необходимо и возможно развивать?

В этом году Внешэкономбанк поручил АО «Краслесинвест» частично запустить производство, протестировать основное оборудование фабрики «Мекран». На первом этапе производим погонажные изделия. Строганый погонаж, конечно, востребован. Все хотят использовать в своих домах экологичные материалы. Но это для нас временный продукт. Что касается проекта «Мекран», то мы делаем на него более серьезную ставку. Это производство мебели.

Проект глобальной утилизации отходов – строительство целлюлозного производства. На каком вы этапе?

Вместе с Внешэкономбанком мы создали обособленное подразделение – Проектный офис. Он занимается исследованиями в сфере целлюлозного производства и также разработкой эскизного проекта ЛПК на промышленной площадке АО «Краслесинвест» в Богучанском районе. Подписан договор с ведущими специалистами в этой области в мире – компанией «Пеуру Рус»». Собраны профессионалы высочайшего уровня из России.

Я работал на Енисейском ЦБК, прошел путь от менеджера до и.о. генерального директора. Тех, кто понимает в производстве целлюлозы на сегодня – единицы. С 1978 года ничего подобного не строилось. С того времени технология не просто изменилась, теперь целлюлозное производство – это предприятие абсолютно другого измерения, встроенное в экосистему. У меня начальник варочного цеха на ЦБК пробовал целлюлозу «на зуб», чтобы понять, как она сварилась. Это шутка и не шутка. Это был профи своего времени.

Сейчас цикл производства целлюлозы изолирован как от человека, так и от природы. Мы относимся очень серьезно к этой теме. Она не просто экономическая, она – стратегическая. В интересах всей России. Предприятие будет производить беленую целлюлозу для создания технической нити, которая используется во многих сферах, в том числе для изготовления композитного материала.

И действительно, одна из основных задач – это утилизация балансовой древесины. Ведь 25 процентов от рубки остается на делянах. А это возможно и чрезвычайно необходимо перерабатывать, чтобы сохранить наши леса.

А по пеллетам у вас уже есть договоры намерений?

В следующем году начнем строительство пеллетного завода на территории ЛПК. Мы уже прорабатываем рынки сбыта Европы. Рассматриваем рынок Южной Кореи.

Заинтриговал объявленный ВЭБом проект мониторинга лесных фондов и архивирования блокчейн. Когда вы начинаете?

Это разработка школьников. Министерство промышленности и торговли РФ и Внешэкономбанк объявили о совместном тестировании проекта учета лесных ресурсов на основе технологии блокчейн. Предполагается запустить систему мониторинга лесных участков с помощью дронов, которые будут собирать данные о вырубках. Полученная информация будет систематизироваться по технологии блокчейн, что позволит получить более точный результат.Мы готовы предоставить леса АО «Краслесинвест» и площадку для размещения ребят. Это замечательно, что молодое поколение идет в эту профессию. Радует, что интерес у молодежи есть, и большой. Развивается движение школьных лесничеств. Ребята идут в лесхоз техникумы. Учатся серьезному подходу к лесопользованию и лесному хозяйству. Это очень важно было сохранить. В настоящее время они востребованы на таких предприятиях, как наше. Нужны отводчики. Хороших отводчиков сейчас практически не найти. От качественного отвода зависит качественный распил. Как ребят выучим – так все и будет. Поэтому мы обязательно такую молодежь будем приближать к производству и всячески поддерживать.

И в заключение, расскажите о взаимодействии с министерством лесного хозяйства Красноярского края.

В министерстве на текущий момент сформирована отличная команда. Правильный человек стал министром. Векшин Владимир Николаевич – настоящий профессионал. Он полностью понимает, что нужно лесной отрасли. Думаю, когда статистика подведет итоги по году – рост в лесной отрасли будет не менее 15% по производству. Это очень серьезный результат. В этом году прошло много важных мероприятий. Например, съезд лесничих. Всем понравился этот формат открытой площадки, где каждый мог высказать свои проблемы. Министерство поддерживает ветеранов, общество лесоводов, развивает школьные лесничества, музей леса. Это самый посещаемый музей леса в стране. Внимание уделяется многим направлениям.

С министерством мы активно работаем в рамках реализации приоритетного инвестиционного проекта. Особенно тесное взаимодействие происходит по планированию и исполнению планов лесовосстановительной деятельности, охране и защите леса от пожаров. Мы обязательно принимаем участие в мероприятиях министерства лесного хозяйства края. В этом году операторы заготовительных машин взяли три награды в конкурсе «Лесоруб-2017». Наш форвардерист на российском конкурсе в Петрозаводске, заняв 7 место, вошел в десятку лучших по стране.

Источник: журнал “ЛПК Сибири” №4